Цветы греха

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Цветы греха » Первый этаж » Красный зал.


Красный зал.

Сообщений 91 страница 100 из 182

91

Значит, снимем маски, господа?..
Указанный предмет гардероба, или, скорее, аксессуар, был немедленно снят с лица - так, вот теперь уже всё меньше напоминает бал-маскарад с примесью абсурда. Теперь это уже - представление на сцене и зрители в зале. Одна деталь действительно оказалась способной изменить очень многое.
Стало внезапно светлей - в маске глаза привыкли к затенению, поэтому мужчина невольно сощурился на несколько мгновений. Потом обратил взгляд к собеседнику, внимательно вглядываясь в глаза.
- В любом случае, менять уже что-либо поздно.
Театрализованное представление может быть и совершенно иным, вот только публика будет на всё что угодно реагировать со своей точки зрения.
Он не был уверен, что это - то, что хотел бы услышать Дитрих, поэтому ограничился короткой первой фразой, сказанной вполголоса, призванной просто подтвердить, что всё уже идёт своим чередом, ни больше, ни меньше.
Взгляд на сцену - как раз к концу танца девушки в чёрном. А это выступление показалось отличным от большинства предыдущих номеров - оно было тщательно прикрыто чувствами. Танец - это всегда страсть, и выступающая это явно прекрасно осознавала, подавая всё в выигрышном свете. Смотреть и любоваться.
Апплодисменты

0

92

Гость слушал Инкуба с легкой усмешкой.
Он прав... Я бы не хотел, чтоб он напился... Но обладать им хочу все больше...
Он собирался сказать что-то, но тут подошла девушка:
- До встречи... - Я уж постараюсь, чтоб она состоялась!
Проводив его взглядом, развалился на диване, слегка прикрыв глаза.
Два цербера так и продолжали стоять не шевелясь. Парень снова открыл глаза, когда послышался голос Королевы.
Он спокойно наблюдал за ее действиями. Шкатулка с сокровищами не особо впечатлила его.
Гость уже нашел свое сокровище, свой приз. Его серебристые глаза блеснули.
Следующим заговорил шут. Хм... Семь лотов...
Тонкие пальцы поддели повязку, открывая лицо. Кристиан сделал глубокий вдох, откидывая челку с глаз.
Так намного лучше... Снова устремил свой взор на сцену. Там уже выступал один из лотом, девушка.
Парень фыркнул и стал оглядывать клетки. Серебристые глаза оценивали каждый лот, но тут остановились на Инкубе. Гадает, кто его выгрыет... Я бы тоже хотел посмотреть на того счастливца...
Поймав его взгляд, усмехнулся, приподняя бокал и сделал маленький глаточек.
Отведя взгляд, посмотрел на гостей, через слегка приопущенные ресницы.
Как много знакомых лиц...

0

93

Король сидел в кресле, что-то напряжённо выстукивая пальцами по подлокотнику. Когда закончилось выступление девушки он захлопал чуть сильнее, чем обычно, словно пытаясь сбросить какое-то напряжение.
Мягкая, хоть и не без хитрецы, улыбка заиграла на его губах, когда он поднялся с трона.
- Я вижу наш загадочный опал не оставил вас равнодушными. Его тайны манят вас... кто осмелится раскрыть эту?
Взгляд скользнул по клеткам и остановился на одной из них, и змеистая улыбка заиграла на губах короля.
- А теперь.. Теперь, дамы и господа, приготовьесь сгорать до тла в пламени и возрождаться в нём вместе с нашим огненным гранатом. Обжигающе горячий, неукротимый как огонь, испепеляющий своими обьятьями Феникс.
Король снова скользнул в темноту, уступая всё зрительское внимание хрупкому юноше, чей образ пленил и манил его самого. Мужчина провёл по губам перчатками, разглядывая юношу, который вышел, чтобы выступать, и почувствовал жар. покалывающий кончики пальцев и иссушающий губы, заставляющий облизать их то ли от жажды, то ли от предвкушения.

0

94

Полумрак зала, освещенная сцена.
В дальнем углу за столиком сидит фигура в полумраке, расслаблено откинутое назад тело, руки перебирают колоду карт, отбирая те, что были по душе.
Хммм, какая забавная задумка, надо отдать должное организаторам мероприятия, придумать такую колоду, забавно и интересно – тонкая усмешка тронула губы мужчины – какие занятные игрушки сегодня в продаже. У них всегда такой выбор? Стоит и в следующий раз прийти за покупками именно сюда? Что ж решу это после аукциона.
Жест рукой и к столику спешит официант, приятный голос заказал вина, обслуга кивнула, и уже через несколько минут на столе стояла початая бутылка красного вина, в бокале плескалось вино.
Жарковато здесь, сниму-ка я маску.
Тонкие пальцы без труда справились с застежками маски, и окружающим предстал миловидный парень с холодным, цепким взглядом.
Так-то лучше. 
Отложив карты в сторону, рука потянулась за бокалом. Губ коснулась алая жидкость.
- Неплохо, очень да же недурно – отпив еще вина, молодой мужчина продолжил смотреть выступления-представления лотов или живых игрушек в руках состоятельных богачей.
Большая часть номеров уже прошла. Каждый был по-своему интересен и своеобразен. Однако пока японца привлекли только несколько номеров, в особенности выступление миловидной девушки – танец живота. Длинные рыжие волосы и ладное тело. Милашка радовала глаз, танец завораживал и гипнотизировал. 
Кажется, я нашел одну из игрушек – японец вытащил карту с изображением интересующего его лота и отложил в сторону – кажется, ее назвали Джун? Это псевдоним или же настоящее имя?Цепкий взгляд отметил, что девушка была азиаткой, скорее всего китаянка или кореянка, но не японка.
Расслабившись гость продолжил наблюдать за шоу, выбрав еще несколько карт из колоды: девушку-ангела и мальчишку со змеей.
Зал был полон гостей и лотов. Гости уже во всю расслаблялись, в воздухе кружила легкая дымка дорогих сигарет. Парень поморщился.
Если травишься сам, не стоит и других тянуть за собой.
Все игрушки собрали в одно место, каждому товару выделили свою витрину, стеклянную клетку.
Хех, как в ювелирном салоне. Трогать можно лишь тогда, когда купишь.
Шоу заинтриговывало все больше и больше. Мужчина медленно потягивал вино, ожидая начала аукциона.

0

95

Вздох. Стук сердца. Нервы не дрожат - нервы железно-бетонной плитой прибиты, оставлены где-то позади. Не дрожат ни руки, ни пальцы, ни единой клеткой - нет напряжения. В голове размеренно - мелодия. Такт, ритм. Шаг... Вызвали.  Ступая по помосту босыми ногами, ступая плавно, не оставляя следом - даже так. Выйдя на всеобщее обозрение. Кинув куда-то в бок снаряжение - булавы, пои, фаеры - бунтарно, брутально, но гордо- грудь вперед, заносчиво выпрямив спину. Феникс топнул по полу, стряхивая прилипший стеклянный холод к подошве, нагибаясь чуть, вытягивая шею, отправляя вызывающий взгляд по публике - невидяще, но колко. В руках зажаты капсулы - тонкая пленка, под пленкой пыль-пепел. Резкий рывок назад, выпрямляя спину, вытягиваясь струной. Руки вверх - хлопок - и облако пыли, моментом окутавшее Феникса с ног до головы. Музыка... Журчащим шепотом. Нереально, иллюзорно, словно в обратном направлении, ломая сознание и встраивая его под себя. Движение... Пластика. В бок, млечно скрываясь под пеленой пепла. Призрачный блеск... Золото.  И вот кажется парень вовсе скрылся - растворился - в облаке серости.
   Но... Вспышка! Пламя... И рывок - из облака - на плац. Голос Мэрлина разрывает пространство - "Reach out and touch faith!". Тут же в воздух взлетают подожженные пои. Закручивая огненные кольца Феникс шагает по пеплу, подбивая его ногами, не позволяя осесть, сохраняя завесу в воздухе. Музыка четким ритмом заставляет тело двигаться. Руки - автопилотом - закручивают новый вираж. Кольца не успевают таять в красном мареве света. Кожа искрит переливами позолоты-порошка. Феникс закручивает вокруг себя немыслимые узоры. Сплетая - скоростью - почти что кокон. Завершающий взмах - остановка - и оба шарика на цепях, ударяясь об пол, рассыпаются искрами... Затухают.
   Инвентарь меняется – быстро, незаметно. Вот уже в пальцах зажаты фаеры – веера, так же охватываются пламенем. Неизменная тайна – как?  Кисти пускаются в ход, ноги сами несут, тело рефлексом вздымается под музыку. Вокруг Феникса вновь оживает пламя. Различными видениями, красотой пленяющее взгляд, дыхание, душу, сердце – разницы нет. Всепоглощающее зрелище. Затягивает, заставляет смотреть, не отрывая глаз, не вдохнуть, ни моргнуть.
   «Восставший из пепла» резко падает ниц – на колени – пластично, продуманно, разводя ноги в стороны. Прогибает спину, заставляя грудь подняться «колесом».  Движение рук – крест на крест – почти касаясь пламенем кожи груди. Вдохи. Сердца ритм колоколом в ушах, в висках. Эйфория. Агония. Чувства и энергетика идущая от огня захлестывает и самого Феникса, и , пожалуй, зал, накрывая голодных гостей-гиен волной жара.
   Плавно перетекая под ритм проигрыша, парень сгибается в обратную сторону. То бишь спина сейчас прогнута в обратную сторону. Комок на коленях – единая точка желания. Руки обнимают с боков, сводя над спиной веера пламя – крыльями. Пауза... И музыка стихает. Но лишь секунда, позволяющая вздохнуть, позволяющая пропустить удар сердца.
   Снова ритм. Парень свечой поднимается  с пола, вырастает на сцене во весь свой рост, вытягиваясь выше, сопровождая «вырастание» танцем рук с веерами . В итоге оба веера, перекрестившись сомкнулись над головой. Но вот и эти приспособления полетели на пол, в пепел. Пепел поглотил огонь. Снова темнота, точнее – кровавый полумрак.
   Пальцы Феникса сомкнулись на рукоятях булав. И эти вспыхнули в тени огоньками. Разгорелись, охватившим пламенем покрываясь. Руки автопилотом запускают «мельницу». Ноги вновь шагают под музыку, тело змеевидно перетекает под финальный мотив, мышцы под кожей переливами золота, играют блеском.
   Очередной  безумный пирует – булавами делая вокруг сои полный оборот, усердно работая руками. И под конец обе булавы проходятся горящими «головами» по рукам, не опалив ни единого волоска – их просто нет. Не обжигая кожу – ухмылка на устах, заметные теперь крепко сжатые губы, за которыми явно что-то хранилось.  Музыка стихла.
   Рывок. Взмах. Проводя перед губами горящей булавой и с силой выдувая – впрыскивая воспламеняющуюся смесь.  Вперед вырывается пламя, Феникс уводит булаву в сторону, точно так же разбивает пламя о пепел. Все стихает. Так же внезапно, как началось.
   Едва различимый в тумане  силуэт парня покидает постамент, оставляя за собой лишь запах дыма, впечатления и мощнейший выброс энергетики… Для особых гостей.

Отредактировано Phoenix (2009-03-28 09:13:54)

0

96

- Ты прав, - Дитрих едва заметно улыбнулся, разглядывая колоду карт. Большая часть лотов уже выступила. Каждый из них по своему был интересен. Вложил в свое выступление часть себя. Кто-то более похотливую - видимо пытался показать на сколько он горяч в постели, кто-то тайну, что бы привлечь внимание к себе совершенно другим. взгляд успел выцепить для себе что-то интересующие, но не больше. Пока из "шкатулки" доставали "полудрагоценные камни". Каждый сверкал по своему.
- Хотя последние отличаются ото всех. Чем правда, пока не пойму,- мужчина покачал головой вновь вглядываясь в сцену. Чужой голос вновь привлек его внимание. Интересно, что они приготовили на этот раз? В этом году он не изучал списки, слишком поздно приехал.
На сцену вышел хрупкий юноша названный фениксом. Огонь? С ним надо уметь обращаться. Огонь подчиняется только своему хозяину и чувствует только его, иных же он может сжечь до тла. Поистине, надо любить его и любить себя, не уверенных он тоже не жалеет.
Юноша же видимо относился к тем кого он любил. Свободен в движениях, ловок, прекрасно меняет и отвлекает. Огонь в его руках живет, пламя касается кожи, но не опаляет, лишь ласково облизывает не оставляя ожогов.
Когда феникс закончил свое выступление остался лишь запах огня, своеобразный, но чем-то привлекающий. Мужчина проводил его взглядом и  удовлетворено хмыкнул. Этот "камень" ему понравился.

0

97

Каждый новый лот все более и более уверял его в том, что не следовало тратить свое драгоценное время на этот пошлый аукцион. Возможно, сказывалась та, присущая исключительно японцам, любовь к эстетике, загадке, непередаваемой игре чувств в одном взгляде, в одном вздохе. Так уж получилось, что ему часто приходилось бывать в Ко Каку Рю. И даже самые дешевые и неумелые шлюхи там могли бы поконкурировать с лучшими, что выступают здесь. Как ни печально. Каору любил глазами, любил заинтересоваться и раскрыть тайну. Увидеть ее, прочувствовать, понять до конца... Здешние молодые люди и девушки рассчитывали только на одно: на секс. Каждый хотел, чтобы его купили, чтобы увели в комнату. Он даже подумывал о том, что их накормили перед выступлением афродизиаками, или еще чем-то подобным. Да, безусловно они должны вызывать желание, но не разврат.
Легкая усмешка, очередной глоток коньяка. Хмель подбирался к его сознанию, но еще был недостаточным, чтобы смотреть на сцену и не видеть, что там происходит. Очередной танец, девушка... Танец. Сато трепетно относился к этому искусству, он знавал тех, кто отдавался Терпсихоре, служил ей с пеленок и не позволял себе выходить на сцену с подобными номерами. Сплошное разочарование....
Каору поднялся с кресла, чтобы покинуть аукцион, не дождавшись его начала. Чтобы никогда более не вернутся в это заведение. Виновниками такого бездарного шоу становятся те, кто его организовывал, и ведущие. К огромному сожалению, Сато не нашел здесь для себя ни одного достойного лота, никого, с кем хотелось бы хотя бы поговорить...
Но очередное выступление заставило его опуститься обратно и с легким прищуром наблюдать за этим странным танцем. Огонь, пепел, живое существо, извивающееся в языках пламени... Казалось бы, должны остаться ожоги, но нет... Пластично, красиво и совершенно... Иное выступление. Это действительно танец, действительно загадка. Неужели, он никогда не обжигался?.. А может быть, огонь не может причинить вреда его коже? Почему?
Множество вопросов и никаких ответов. Вот оно - то, за что он отдаст любые деньги. Парень не предлагал себя, а просто рассказывал что-то своим танцем, только не понятно, что именно. Очередная загадка. Без боли, без желания, без похоти. И все же в танце чувствовалась страсть. Казалось, что у Каору порой замирает сердце, когда огонь слишком близко к коже танцора. Где же ожоги?
И по окончанию танца, Сато первым зааплодировал. Впервые за весь этот вечер, впрочем, как и впервые с легкой усмешкой на губах, а не с каменным лицом. Кажется, местная администрация решила оставить все самое интересное под конец. Это интриговало. Неужели, шоу только сейчас начинается? А все, что было до этого лишь недоразумение? Разогрев публики? Впрочем, особо на это надеяться не стоило.
Аплодисменты от его лица звучали не так долго - секунды три, а потом снова привычный пофигизм, сигарета и коньяк. Скучающий взгляд по клеткам, легкое отвращение и ожидание следующего номера... Может, там его чем-то порадуют?

0

98

Мужчина внимательно наблюдал за гостями, кусая от напряжения губы. По его расслабленому, в свете огней почти аристократически бледному лицу нельзя было сказать, что тот волнуется, но... Как ведущий вечера он не мог не переживать за происходящее. Поведение многих гостей его раздражало до нервного тика, но вежливая улыбка так и не превратилась в хищный оскал.
Он видел, как настроение одного из гостей, высокого японца, резко сменилось, как только Феникс вышел на сцену, расправив своё огненное оперение. О да... интерес в глазах мужчины нельзя было спутать ни с чем. Огонь, вспыхнувший в его глазах не бы отблеском от пылающих булав в руках юноши, о нет.. это был собственный огонь интереса, любопытства, жажды..
Король тихо рассмеялся. Как бы наперекосяк не шёл вечер - каждому в конце вечера - по терпению да по заслугам. Видимо этот мужчина уже выбрал себе... жертву.
- Дамы и господа.. с чем у вас ассоциируются рубины? С кровью? Со страстью? С местью? Наш рубин многогранен. Опасен. Его поцелуй может подарить вам новую жизнь, а может перечеркнуть старую. Леди и джентельмены, на сцене... Вампир...

0

99

Аукцион… Перспектива быть купленным кем-то совсем не прельщала. Но Вампир старался хотя бы пока об этом не думать. Всё-таки сейчас предстояло показать номер, а не стоять на сцене в качестве лота, сейчас нужно было этот самый «лот» разрекламировать.
Вампир вышел на сцену с гитарой. Его сегодняшний образ, был слишком непривычным. Длинные рукава рубашки с рюшами только мешали. Волосы, которые юноша всегда старался собирать, сегодня были длинной по пояс... Глаза густо накрашенные черной подводкой чем-то напоминали кошачьи. В целом образ получился именно таким, каким он и был задуман, весьма вампиричным. И что самое странное из-за этого маскарада с переодеваниями, парень не чувствовал себя самим собой, но было нечто которое должно было помочь… Музыка – это то, что получалось у него лучше всего. Во всяком случае лучше танцев, стриптиза или чего-то другого. Да и к тому же танцевать перед подобной публикой не хотелось.
Вампир с самого начала решил что споёт песню, которую около полу года назад написал. Это было даже в какой-то мере приятно… взять в руки любимый инструмент, сыграть на нём и спеть. Это было похоже на мечту, хотя не в борделе мечтал выступать парень.
«Ну посмотрим решиться кто-нибудь купить себе строптивую и поющую шлюху.»
Всё таки юноше казалось, что клиентам будет скучно смотреть как кто-то поёт, а не показывает феерическое шоу с эротическим уклоном.
Пальцы юноши забегали по струнам гитары, выдавая мелодию. Первые секунду полностью сосредоточиться на игре не получалось, но довольно таки быстро музыка победила обстоятельства и захватила парня в свой плен, заставляя отдаваться мелодии без остатка. Музыка заставила вспомнить все те обстоятельства при которых она была написана, и в какой-то мере заново пережить все те события. Начиная с самого попадания в бордель и до сегодняшнего дня. Возможно и кто-то из клиентов прочувствует душу в этой мелодии, и этой песне.
«Почаще надо петь и играть… Я уже начал забывать как это отвлекает меня от реальности и насколько позволяет забыться.»
Юноша обвёл взглядом зал и отметил что клиентов собралось достаточно.
«Видимо все извращенцы собрались купить себе куклу на ночь.»
Парень даже не заметил что его песня потихоньку подходит к концу и приходиться возвращаться в реальность, осознавать что скоро кто-то из этих людей может забрать его к себе, и там, насколько он знал правила аукциона, этот кто-то может сделать с ним всё что захочет.
«Интересно а что будет с теми кого всё-таки не купят? Администрация борделя их как-то накажет?»
В глубине души Вампир надеялся что клиенты не обратят на него внимания, это пожалуй было схоже с чувством школьника, который категорически не хотел и боялся выходить к доске. Примерно также и он не хотел никуда уезжать да ещё и с очередным человеком который будет относиться к нему как к вещи. Закончив своё выступление, юноша как ни странно слегка поклонился и тихонько пробормотал:
-Аригато.

0

100

Оказавшись в «хрустальном гробу», как решила для себя Къяра, старательно припоминая все слышанные ей в детстве сказки, в первые несколько минут девушка даже растерялась… пока не оценила все прелести своего нового положения. Отсюда открывался потрясающий обзор и на сцену и на весь зал, где гости уже разбились на небольшие группки или нашли себе уголочек по своему вкусу. Имеют право. Вот только… Казалось, что каждый из них пришел сюда поскучать или похандрить. Лица еще скрытые масками невозможно было прочесть, но в позах и жестах проглядывало… равнодушие. Словно происходящее их ничуть не занимало. Интересно, это такая мода? Или у них так принято? Когда же ведущие предложили покупателям – девушка ничуть не боялась этого слова – снять личины и кто-то последовал их совету, впечатление это только усилилось.
Рыжая девчонка оглядывала зал в поисках того, чье лицо не было обезображено печатью тоски или показного безразличия.
- Неужели, они считают, что если изображают из себя прожженных ценителей или тонких эстетов, то обязательно при этом строить такие постные мины?
Для вас устроили праздник. Красивую незабываемую сказку, а вы сидите, с тоской глядя чаще на соседей, чем на волшебное представление. Словно, вас пинками сюда прислали на исправительные работы, честное слово. Никто никого за шиворот не тащил – сами пришли. Так чего же теперь ломаться и изображать презрительную надменность? Чтоб не показаться естественным и человечным? Не осрамиться перед едва знакомыми чужими людьми?

Раздражение потихоньку нарастало, поэтому Къяра решила не портить себе радость и удовольствие, и все внимание отдала номерам новых лотов. Как же она жалела, что выступала одной из первых. Собственный номер уже не казался таким удачным и интересным на фоне остальных ребят. Джун предстала воплощением Востока с его завораживающей пластикой и нереальными оттенками. Манящими, чарующими, восхищающими своей грацией и откровенностью. Фантастический и легкий, страстный и дразнящий, ее танец стал для ангела настоящим откровением. И, так удачно и профессионально сработав на строгом контрасте, выступила девушка в черном. Неподдельный шок, восхищение и любование не давали Къяре спокойно смотреть короткий, но запоминающийся номер. Представить себя на месте Крилионы было невозможно – ни царственной осанки, ни манеры тонко ходить по грани сдержанности и драматизма в лукавой девчонке отродясь не было.  Рыжая в этом образе смотрелась бы комично и, скорее всего, пошло, а вот выступающая… Ничего лишнего. Четкость и соразмеренность – номер был просто великолепен.
В промежутках между выступлениями она старалась даже не смотреть в зал, чтобы не нарваться взглядом на чье-нибудь скучающе-раздраженное лицо, а незаметно изучала оставшихся, еще не выступивших лотов. Феникс сразу привлекал внимание, но уж, когда вышел на сцену! Если бы только можно было посмотреть его шоу из зала! Кажется, ничего даже отдаленно похожего она прежде еще не видела. Хотелось скакать от восторга и изо всех сил хлопать в ладоши. Девушка буквально приросла к стеклу, упираясь в него руками и стараясь не пропустить ни одного движения из огненной феерии. Он был прекрасен. Совершенен… И завершение номера оставило сияющий след, как отпечаток одной из дуг его вращений. Видения, образы, магия… Чудо – слово более других подходившее к нему.
Кажется, она даже помахала парню из своего гроба, прежде чем с триумфальным видом глянуть в зал.
- Съели? Мы все прекрасны, а вы просто самодовольные слепцы, если не можете оценить этого.
Она торжествовала, гордясь успехом каждого, как своим собственным. Она восхищалась каждым из них. Она ждала следующих, и плевать хотела на мнение зрителей. Она просто была в этот момент восторженно счастлива.

0


Вы здесь » Цветы греха » Первый этаж » Красный зал.