Цветы греха

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Цветы греха » Первый этаж » Красный зал.


Красный зал.

Сообщений 141 страница 150 из 182

141

Проводив взглядом близнецов и нервно сглотнув, понимая, что она столько не сможет заработать своим телом.
- Боже... Мне теперь стыдно будет выйти после них... - девушка чуть смутилась, а, как полагается по закону "Подлости" - все происходит так, как не хочешь.
- Иду... Я, иду... - шепотом ответила девушка и аккуратно перебирая босыми ногами. Оказавшись на сцене, Джун посмотрела на посетителей и улыбнулась, сцена под ногами заходила ходуном и девочка испуганно посмотрела на Трефа.
- Я не могу просто так стоять и улыбаться... - лисица оглянулась по сторонам и медленно опустилась на мостик, затем встала обратно и села на шпагат.
- Предлагайте... Предлагайте... - грустно подумала девушка, озираясь на покупателей, конечно вероятность, что ее не купят, была мала, но все равно, поймите, как она себя ощущала. Когда ты всего лишь игрушка и ждешь, чтобы тебя сняли с прилавка очень тяжело не выдавать свое волнение.

0

142

Атмосфера накалилась, торги за парочку продолжались, разгораясь все больше и больше, пока в торгах участвовало двое, один поднимал цену ради интереса, а  другой был слишком юн и неопытен, чтобы суметь переиграть. Цена поднялась до баснословных размеров. Если бы на аукционе присутствовали обычные горожане,  то возраставшая с каждым разом цена, заставляла бы их сердца трепетать, а дыхание сбиваться, однако  для контингента, находящегося в зале,  миллионы были не больше чем бумажки.
Мао Рюзаки – так звали японца, который внимательно следил за разворачивающимися событиями, но внешне мало кто бы смог сказать что мужчина заинтересован,  только усмешка тронувшая губы, говорила о том, что он вслушивается в реплику каждого из участников в аукционе. 
Надо отдать должное управляющему , он великолепно играет , а вот малыш пока не дорос до того, чтобы играть в серьезные игры, веди он себя более выдержано, обошелся бы меньшей кровью, отдать миллиард за каждого… хех… его  карманные расходы  урежут. Рюзаки поторопился скрыть усмешку за бокалом вина.  Что ж ему решать и ему, потом отвечать за свои действия. Мао оторвался от бокала с жидкостью и отсалютовал управляющему.
Аукцион продолжился, следующим лотом стала молодая японка – Джун, прекрасный Гелиодор, рассеивающий мрак.  Девушка робко вышла на сцену, она явно была огорчена тем, что выступала после парочки. Несколько трюков,  представить себя в лучшем свете, и вот дитя сидит на шпагате и ожидает своего покупателя.
Не беспокойся милая, ты ценишься не меньше, чем те двое, разглядеть всю прелесть обладания тобой может не каждый.    
- Десять миллионов за милашку – громко и четко произнес японец.
Кто рискнет поиграть со мной? Прошу господа не стесняйтесь…

Отредактировано Гость №8 (2009-04-22 01:07:02)

0

143

Два миллиарда - да, похоже, заведение славно выиграло на этой парочке...
Вальтер едва ли мысленно не присвистнул, когда услышал цену - но это было не удивление, а, скорее, одобрение. И, конечно, восхищение расчётливостью Дитриха - молодец, что и сказать.
Три удара отзвучали, и молодой человек, не пожалевший денег на такую красоту, уже расстался с суммой, а на сцене появился следующий лот. Девушка, явно чувствующая себя не в своей тарелке, держалась довольно-таки скованно. Напомнила чем-то маленького зверька, который так боится, что будет никому не нужен. Однако, опомнилась весьма быстро, и, к удовольствию присутствующих зрителей, даже ожила.
- Десять миллионов за милашку.
Вальтер достал сигарету, закурил, прищурившись - его одновременно и захватывал азарт, и веселило само действо. Было интересно даже просто наблюдать за тем, как развиваются события и как растёт накал страстей. И участвовать в этом, разумеется... Сегодня деньги - это просто слова, а цена ничего не значит. Десять миллионов после "миллиарда за каждого" звучали малой цифрой, если не сказать, смешной.
Посмотрим, кому это чудо в итоге достанется...
- Сорок.

0

144

Дитрих задумчиво посмотрел на следующий лот. Девушка конечно хороша собой, мила, юна и не опытна. Видно по ее движениям и слегка затравленному взгляду. Или ее так расстроило, то что она следующая? Боится не оправдать надежд? Вполне может быть. Вот только наверное все же зря. Он уже отметил несколько взглядов. Может из простого любопытства, а может и нет.
И так, цену уже назвали появился первый покупатель.
- Десять миллионов за милашку Ух, родной, что бы сразу забрать и не мучатся? Думаю этот номер не прокатит. желающих я думаю окажется тоже не мало.
Свою миссию на сейчас он считал выполненной, предоставляя остальным возможность поторговаться.  в пальцах появилась новая сигарета и он снова окинул зал взглядом погружаясь в мысли о прибыли. Вполне возможно, что у него после этого на губах появилась хамоватая и слишком довольная улыбка. Но чего только не сделаешь ради заведения. Деньги, да еще в таких количествах никогда и никому не мешали. А уж тем более зная, что не такие уж и маленькие проценты отойдут и ему, то совсем прекрасно. Счет в банке и без того не маленький вырастет. Хорошо, что спрашивать от куда у него такие прибыли не будут, налоговая хорошо знает куда соваться стоит, а куда нет.

0

145

Он привычно улыбнулся - осторожно, затаив тень чего-то похожего на разочарование в уголках губ, когда прозвучала последняя цена за этих двоих... Он вполне мог бы... да только зачем? Юргена куда больше привлекала женская красота, а этими юношами он разве что мог бы любоваться так, как любуются красивой картиной на какой-нибудь выставке.
Скорее именно поэтому он просто отступился.
Два миллиарда.
Нет уж, за эти деньги лучше купить то, что может принести удовольствие во всех смыслах этого слова.
Впрочем, самое интересное только начиналось - вполне вероятно, что и ему посчастливится получить в свои руки что-то действительно стоящее. На количество нулей в возможной сумме молодому человеку было по большей части плевать.
Безумцы, они все безумцы.
Эта мысль в который раз за вечер скользнула в его голове. Но это произошло за секунду до того, как появилась она. Хрупкая, тонкая, нежная. По-настоящему бесценная. У Юргена язык бы не повернулся назвать такую девушку проституткой. В ней не было никакой вульгарности, никакого лоска и пафоса, и именно этим она была так хороша.
Восточный цветок со склона Фудзи.
Когда ему было 15 лет, отец брал его с собой в Японии, когда сам ехал по каким-то делам, и он навсегда запомнил эту тонкую, ранимую красоту.
Даже одежда не делает её вульгарной, не открывает ничего лишнего.
Вот за эту красавицу он не пожалеет денег. Два молодых человека опередили его, назвав свою цену. Оба уже участвовали в торгах. И ему было интересно узнать, насколько серьёзно настроены эти двое относительно очаровательной малышки.
- Восемьдесят миллионов.

Отредактировано Jurgen Totenkopfring (2009-04-22 01:41:17)

0

146

Восемьдесят. Вот и пошли циферки покрупнее...
Вальтер бросил ещё один взгляд на девушку, застывшую на сцене, словно оценивая её. Хотя тут было бы уместно чуть другое слово, менее приземлённое, чем это самое "оценивать". Ему было интересно, всегда ли она такая, или это просто на неё так влияет толпа, или предыдущий лот выбил всякий намёк на самоуверенность. Но от этого она не становилась хуже или менее привлекательной. Это, кажется, даже добавляло ей шарма.
В игру двоих вступил ещё и третий - на первый взгляд, Вальтеру показалось, что назвавший цену в восемь и семь нулей не вполне вписывается в разноликое общество собравшихся здесь людей. Что-то строгое и неуловимое. Но - только на первый взгляд, потому как видно было, что мужчина настроен серьёзно, а уж цифра в восемьдесят миллионов и вовсе не оставила никаких сомнений в его намерениях.
Поторгуемся, значит...
Нет, Вальтер ещё ничего для себя определённо не решил, но, тем не менее, девушке на сцене более чем симпатизировал, поэтому погоня за такой добычей ему доставляла только удовольствие.
- Двести.
Цена была вновь поднята, и цифра звучала внушительно, но сегодня других и не будет звучать. Не здесь, не за этих прекрасных созданий. Кто-то счёл бы это пустой тратой денег на не-вечные ценности, но в кругах тех, кто может себе позволить в этой жизни если не всё, то большинство этого "всего", дела обстояли иначе.
Ну что, кто следующий поднимет планку?

0

147

Почему-то за секунду до того, как прозвучал очередной раз уже знакомый голос, молодой адвокат понял, кем будет этот человек.
- Двести миллионов...
Судя по всему, он так же, как и сам Юрген, был намерен получить это милое существо. Она была воздушной, волшебной – и ему хотелось непременно забрать отсюда этот хрупкий цветок, пока его не оборвали руки людей, которые совершенно не умеют обращаться со столь тонкими материями.
Несколько секунд ему было достаточно, чтобы хорошо разглядеть своего противника - статный, красивый и самоуверенный, явно из тех, кому девчонки строят глазки и томно смотрят в след.
Не надо на меня так оценивающе смотреть, парень, ты наверняка даже не знаешь, как действительно нужно обращаться с женщинами.
Всё это ясно читалось в его улыбке, посланной оппоненту - адвокату было всё равно заметят её или нет.
Двести так двести...
- Четыреста.

0

148

Услышав первую ставку, девушка стала искать взглядом обладателя данного голоса, но не успела, так как послушалась еще одна сумма. Джун аккуратно подтянула к себе правую ногу и села на колени, чуть облокачиваясь на сцену левым бедром и удерживая равновесие рукой, что тоже упиралась в сцену. Девочка достала из-под себя лисий хвост, что ей приделали еще в комнате, и стала его гладить. Хвост был очень похож на лисий, да, скорее всего это был натуральный мех.
- Ну, это не так страшно... Все-таки я кого-то заинтересовала... - лисица одарила зрителей робкой улыбкой и в знак смущения, опустила взгляд вниз, - И кому же я достанусь? Хотелось бы разглядеть их всех, но свет бьет в глаза... Наверное, специально... - девушка посмотрела на ведущего, а затем вновь куда-то в зал. Видно было только задние ряды, а сцена продолжала все так же медленно вращаться, не давая сконцентрироваться на чем-то одном.
- Интересно, два миллиарда это самая большая цена за сегодня или будет еще больше... Что-то покупатели молчат... - Джун поправила выбившуюся прядку рыжих волос.

0

149

Молодой мужчина сидел и выжидал, кода же остальные участники аукциона выдохнутся, вдоволь наигравшись в богатых, капризных детишек. Цена в четыреста миллионов однозначно была слишком велика для лота в любом другом борделе, но здесь... особая атмосфера уникальности каждого из представленных лотов, сравнение их с драгоценными камнями, их выступления, открывающие не доступное тело, а недоступную душу. Всё это провоцировало интерес, желание притронуться, понять, увидеть ближе. Девушка была юна и наверняка неопытна, но во взгляде читалась воистину лисья дерзость и независимость. В этом было что-то комическое и весьма трогательное одновременно.
Нежная кожа, тонкая талия, божественные карие глаза, и неуверенная улыбка.. Это выглядело настолько искренне в этой мешанине масок и лицемерия, что было совсем неудивительно, что такое количество мужчин вступило в борьбу за девушку. И он не был исключением. Дождавшись паузы в торгах, юноша пригубил виски из заиндевелого стакана, принесённого официанткой, и мазнув взглядом по залу, произнёс не очень громко, но отчётливо.
- Семьсот.
Спокойный, уверенный голос, чуть хриплый из-за дыма, витавшего в воздухе, и выпитого за вечер алкоголя. Юноша был уверен, что он будет обладателем этой дорогой игрушки, ибо сдаваться не намеревался. Возможно его финансовое благосостояние слегка пошатнётся этим вечером, но устоит на ногах.
Зачем зарабатывать и приумножать деньги, если нельзя их тратить? Ради удовольствия в её лице, я готов спустить свою половину наследства, так что поднимайте ставки, господа. Мне искренне плевать какую цену вы заломите.

0

150

В торгах наступила очередная пауза в несколько мгновений, накалённая ожиданием того, кто следующий назовёт свои условия и поднимает цену, и найдётся ли такой вообще - впрочем, сомневаться с последнем не приходилось, слишком уж многих заинтересовала эта хрупкая нежная девушка, экзотичная в своей непосредственности и даже каком-то смущении. За пару секунд каждый мог обдумать своё решение и бросить ещё один взгляд на неё, любуясь.
Вальтер коротко и чуть насмешливо улыбнулся на замеченную усмешку одного из "соперников" - того самого молодого человека, что назвал цену в четыреста миллионов. Посмотрел на девушку - та, кажется, немного приободрилась после того, как началась эта перепалка цифрами и теперь сидела, поглаживая пушистый хвост из меха.
Что бы ты она ни делала - всё выглядит очаровательно.
Раздался следующий голос, кажется, принадлежавший тому, кто изначально назвал цену в десять миллионов. Теперь он произнёс "семьсот", и, право, эта цена казалась здесь и сейчас намного благоразумнее первой. Интересно, сколько будет готов выложить -  кажется, он был настроен решительно, а, значит, со следующим вызовом торги продолжатся.
- Один миллиард.
Спокойный до этого, тон приобрёл какой-то еле уловимый оттенок то ли веселья, то ли увлечённости, которая и так здесь витала в атмосфере; как ещё назвать это состояние - ни рамок, ни томозов, ни расчётливости... Доказательство того, что даже бесценную красоту можно купить - пусть и не всем.

0


Вы здесь » Цветы греха » Первый этаж » Красный зал.